Не зарегистрирован
Тел.: 8 (423) 2 55 09 09

Сказки Дональда Биссета

Сказки Дональда Биссета


Все кувырком


Жила-была на свете ворона Алиса. Ленивей вороны свет не видел. Иногда она засыпала прямо на лету, и ей снились самые диковинные сны.

Однажды она так крепко заснула, что полетела кувырком, и, пока летела, ей приснился сон — сон кувырком…

Кошка Мурр любила ловить мышей. Она увидела в корзине с бельём двух мышек и потихоньку подкралась к ним.

— Смотри-ка, вон кошка! — сказала одна мышка другой. — Сейчас мы её поймаем!

Мурр удивилась. "Какие глупости! Разве мыши охотятся за кошками?" подумала она.

Но когда мыши погнались за ней, она от удивления побежала прочь без оглядки.

"Ну и жизнь, всё идет кувырком!" — подумала Мурр.

Тут навстречу ей попался большущий пёс Гав. Гав сердито зарычал на Мурр.

Мурр готова была уже удрать и спрятаться на дереве, но вдруг подумала: "Если всё в этом мире идёт кувырком, Гав сам убежит от меня".

И Мурр бросилась на Гава, а Гав, само собой, бросился наутёк.

"Чудеса творятся в этом мире! — подумала Мурр. — Кошки охотятся на собак, мыши — на кошек. В жизни не встречала ничего подобного!"

Тут она взглянула на дорогу и увидела молочника, тележку и лошадь.

Тележку тянул молочник, а лошадь сидела на тележке и погоняла его: "Нн-оо!" Молочнику приходилось поторапливаться.

Потом Мурр встретила двух детей с родителями. Дети отчитывали своих родителей:

— Ах вы озорники! Вот придём домой — и сейчас же в постель, без ужина!

— У-у-у-у, мы больше не будем! — хныкали родители.

Уже стемнело, но вместо луны и звёзд на небе светило солнце.

"Сейчас ведь ночь, — подумала Мурр. — А ночью светят звёзды и луна, при чём же тут солнце?"

— Ну-ка, уходи! — сказала она солнцу.

— Не уйду, — сказало солнце. — В том мире всё идёт кувырком, и я буду светить ночью. Тогда днём у меня останется время поиграть.

"Что же дальше будет?" — со страхом подумала Мурр.

Тут она случайно подняла голову и увидела Алису, летевшую кувырком вверх ногами.

— Эй, Алиса! Проснись! — крикнула она.

Алиса проснулась, перевернулась и полетела дальше как ни в чём не бывало. И тут же солнце зашло, засветили луна и звёзды, лошадь молочника сама потянула тележку, Гав погнался за Мурр, а Мурр — за мышами, пока они не спрятались опять в корзину с бельём. Мурр сильно проголодалась и поспешила на кухню полакомиться рыбкой и молоком.

А ленивая Алиса вернулась в своё гнездо на самой верхушке дерева, устроилась поудобнее и заснула.

— Карр! — сказала она, засыпая. — Какой забавный был сон!



Забытый день рождения Комодо


Жил-был на свете большой слон. Он жил в Уипснейдском зоопарке вместе со своей слонихой и маленьким слонёнком, которого звали Ялмар.

Папа-слон был очень большой. Мама-слониха была тоже большая. И даже Ялмара очень маленьким никто бы не назвал. Совсем маленькими слоны не бывают.

В один прекрасный день слониха-мама и слонёнок-сын увидели, что папа-слон стоит на голове.

— Что с тобой? — спросила слониха-мама.

— Стараюсь кое-что вспомнить, — ответил папа-слон.

— Что же ты стараешься вспомнить?

— Если бы я знал, — ответил папа-слон, — я бы не старался. Не так ли, голубушка?

— Ялмар, — сказала слониха-мама сыну, — беги скорей и постарайся найти, что забыл папа!

И Ялмар побежал по дороге. Потом поднялся на невысокий холм возле бамбуковой рощи и присел отдохнуть, а заодно посмотреть, как играют в салки облака на небе.

Вдруг ему послышалось, что кто-то плачет. Плакали совсем рядом, хотя Ялмар не видел, кто. И он сказал:

— Не плачь! Хочешь, я помогу тебе?

Плакать перестали.

— Кто ты? — спросил Ялмар.

— Забытый день рождения. Я не знаю, чей я.

— Ай! — сказал Ялмар. — Вот беда! А праздничный пирог у тебя есть?

— Конечно! Какой же это день рождения без пирога? На моём вот шесть свечей, значит, кому-то сегодня исполнилось шесть лет.

"Как хорошо, когда тебе шесть лет! — подумал Ялмар. — Очень хорошо! Почти так же хорошо, как семь. Пять лет тоже неплохо, да и четыре — ничего. Ну а когда восемь — когда восемь, ты уже наполовину взрослый. И всё-таки, пожалуй, лучше всего, когда тебе шесть".

— Мне очень, очень жаль, — сказал он. — Но я ничем не могу тебе помочь. Я просто не знаю, кто забыл свой день рождения.

И Ялмар поспешил домой. Когда он вернулся, папа-слон уже не стоял на голове, а сидел за столом и обедал.

— Вспомнил! — сказал папа-слон. — Я так и знал, что это вчера, или завтра, или сегодня. Так и знал!

— Что сегодня? — спросил Ялмар.

— Что сегодня твой день рождения! — сказала слониха-мама, входя в комнату. — Тебе сегодня исполнилось шесть лет.

Ялмар разволновался и побежал скорее назад к невысокому холму возле бамбуковой рощи.

— Послушай! — крикнул он. — Оказывается, ты МОЙ день рождения. Мне сегодня шесть лет!

— Ура! — закричал забытый день рождения. — Ура, ура, ура!

Вечером к чаю Ялмар получил праздничный пирог с шестью свечами. Он вытянул хобот и задул все свечи разом.

"Вот здорово! — подумал он. — Хорошо, когда тебе шесть лет!"




Игра в прятки


Однажды Тьма задумала играть в прятки с Луной. Она пряталась то за домами, то за дымовыми трубами и сидела там притаившись, пока Луна потихоньку не подкрадывалась к ней.

А иногда Тьма металась туда-сюда, прежде чем спрятаться за кошку или собаку, перебегавшую через дорогу. В общем-то она очень ловко пряталась от Луны.

Но вот взошло Солнце и все переменилось.

— Ну, теперь погоди! — сказала Луна. — Посмотрим, куда ты от Солнца спрячешься.

— За ребятами, когда они пойдут в школу, — ответила Тьма. — Я стану их тенью.

— Это, конечно, ты ловко придумала, — сказала Луна. — Но когда дети войдут в школу, тогда куда ты денешься? Мой совет тебе, голубушка, лучше уж спрячься на другой стороне Земли, не то Солнце непременно доберется до тебя.

— Не доберется! — ответила Тьма. — Вот подожди, сама увидишь!

Но когда Солнце поднялось выше, Тьма все-таки ушла на другую сторону Земли, и там настала ночь, а здесь, чтобы поиграть с Солнцем, остались только маленькие темные пятнышки.

Им было очень весело, они бегали тенью за людьми, даже за коровами, а некоторые стали тенью птиц и летали за ними через лужайки. Но в конце концов Солнце все-таки отыскивало их, и вот уже осталось одно-единственное темное пятнышко.

— Я и тебя поймаю! — сказало Солнце. — Куда бы ты ни спряталось!

— А вот и нет! — сказало темное пятнышко. — Я знаю такое место, где ты меня никогда не найдешь. Закрой глаза и считай до десяти, а я спрячусь.

Солнце ушло за тучу и считало до десяти. А потом выглянуло опять.

— Наверное, оно спряталось за кого-нибудь и притворилось тенью, — подумало Солнце.

Но Солнце высветило все уголки и закоулки, а Тьмы так и не нашло.

И один день светило, и другой день светило — всё искало Тьму, — но так и не нашло, да и не могло найти, потому что Тьма очень удачно спряталась — в чулане под лестницей.

— Как здесь уютно! — подумала Тьма. — Останусь-ка я здесь навсегда.

Так она и сделала.

Вот почему в чулане под лестницей вседа темным-темно.




Мистер Крококот


Однажды Человек с Луны посмотрел вниз на Землю — ему, конечно, и раньше случалось смотреть на Землю — и увидел большущего пса, который с громким лаем гнался за маленькой кошкой.

— Вот негодник! — сказал Человек на Луне. — Кто бы это? Похоже вроде на Бульку с Хайстрит. Ну да! Так и есть, Булька! Ну погоди, я отучу тебя гоняться за кошками!

И вот поздно ночью, когда Луна светила над Африкой, Человек с Луны опять посмотрел на Землю, желая непременно повидать одного своего старого друга по имени мистер Крококот.

Одна половина у мистера Крококота была котом, а другая — крокодилом. Он был единственным в своем роде Крококотом и жил очень уедененно в небольшой пещере посредине Африки и ни с кем никогда не виделся.

— А тебе тут не скучно? — спросил его Человек с Луны.

— Нисколечко! — ответил мистер Крококот.

— А я думая, как раз наоборот, — сказал Человек с Луны. — Ведь тебе даже некого поцеловать на ночь и сказать "спокойной ночи".

— Ха! Вот несообразительный! — сказал мистер Крококот. — Я единственное существо на свете, которому всегда есть кому сказать "спокойной ночи". Смотри!

С этими словами мистер Крококот свернулся кольцом, и половинка крокодил поцеловала половинку кота.

— Спокойной ночи, дорогой Крок! — сказал Кот. — Крепкого сна.

— Спокойной ночи, дружище Кот! — ответил Крокодил — Приятных сновидеий!

— Да-а! — сказал Человек с Луны. — Выходит, у крококотов есть свои преимущества.

— Конечно! — согласился мистер Крококот. — Но и свои неприятности тоже.

— Какие же? — удивился Человек с Луны.

— Видишь ли, — сказал мистер Крококот, — я никогда не могу идти только вперед, какая-нибудь моя половина всегда пятится назад. Поэтому я иногда не могу понять, иду я вперед или пячусь назад.

— Да, это неудобно, — согласился Человек с Луны. — Между прочим, не мог бы ты помочь мне? Есть тут один негодный пес, Булькой его зовут, живет он в Англии и вечно гоняется за кошками. Вот бы тебе попасть туда как-нибудь ночью. Ты бы показался ему сначала кошкой, а когда он погнался бы за тобой, ты бы напугал его крокодиловой пастью. Может, это навсегда отбило бы у него охоту гоняться за кошками.

— Согласен! — сказал мистер Крококот. — Сделаем!

Когда он добрался до Англии, Луна ярко освещала соседский двор за домом Бульки. Мистер Крококот лег под тенистое дерево, спрятал свою крокодиловую половинку и выставил на лунный свет только кошачью.

Как только Булька заметил кошку — ему показалось, что это настоящая кошка, — он залаял, перемахнул через забор и бросился на нее. Но вместо кошки его встретил крокодил, да еще ух какой страшный!

Бедный Булька без оглядки помчался домой и перевел дух только в своей корзине на кухне.

— Нет уж, дудки! Больше я за кошками не гоняюсь! — решил он.

Ну и посмеялись же над ним Человек с Луны и его друг мистер Крококот!

Потом мистер Крококот зевнул и сказал:

— Мне бы вздремнуть теперь. — И улегся поудобнее.

— Спокойной ночи, дорогой Крок, — сказал Кот.

— Спокойной ночи, дружище Кот, — ответил Крокодил. — Приятных сновидений!




Нельсон и курочка


Однажды теплым летним вечером над высокой колонной, на которой стоит статуя адмирала Нельсона, проплывала легкая тучка.

— Будь добра, умой меня, — попросил ее адмирал Нельсон. — С удовольствием, — ответила тучка, и полила лорда Нельсона дождем, и смыла с его лица всю пыль.

— Благодарю тебя, — сказал Нельсон. — А может быть, ты волшебная тучка?

— Может быть, милорд, — ответила тучка.

— Ну конечно, волшебная, — сказал лорд Нельсон. — Только волшебные тучки умеют разговаривать! Послушай, тучка, мне так скучно тут одному. Поговорить даже не с кем.

— А ты погляди в подзорную трубу, — сказала тучка, — и, если увидишь кого-нибудь, с кем тебе захочется поговорить, я ему передам.

Адмирал Нельсон поднес подзорную трубу к правому глазу (левый глаз он потерял в бою) и оглядел всю Трафальгарскую площадь, а потом Стрэнд и Уайтхолл и даже переулок святого Мартина и в переулке увидел курочку, перебегавшую дорогу.

— А почему курочка перебегает дорогу? — спросил лорд Нельсон у тучки.

— Не знаю, — ответила тучка. — Позвать ее?

— Да, пожалуйста! — сказал лорд Нельсон.

Тучка проплыла над курочкой и сказала:

— С тобой хочет поговорить лорд Нельсон.

Курочка была очень польщена и побежала скорее к колонне. Адмирал Нельсон спустил ей трап, и она поднялась на самую вершину колонны. Нельсон был очень рад встрече.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Марта, милорд, — ответила курочка.

— А скажи, Марта, — спросил лорд Нельсон, — зачем ты перебегала дорогу?

— Видите ли, милорд, — ответила Марта, — когда я снесу яичко на одной стороне улицы — кому-нибудь на завтрак, — я перехожу на другую сторону, чтобы и на другой стороне кто-нибудь получил яичко на завтрак.

— Яичко на завтрак! — мечтательно повторил лорд Нельсон.

Он глубоко вздохнул, и по щеке его даже скатилась слеза.

— Не плачьте, милорд, — сказала Марта, — хотите, я останусь с вами и каждое утро буду нести вам на завтрак яичко?

Так она и сделала.

Время от времени тучка возвращалась к ним, чтобы умыть их дождем. Теперь лорду Нельсону было с кем поговорить, и он больше не чувствовал себя так одиноко, как раньше. К тому же на завтрак он каждое утро получал свежее яичко.



Носорог и добрая фея


Много-много лет тому назад, когда все папы были ещё маленькими мальчиками, жил на свете носорог, по имени Сэм.

Он был очень и очень толстый, но это его ничуть не огорчало. Он чувствовал себя совершенно счастливым и каждый вечер перед сном пел песенку:

Носо-носо-носо-роги

Всё съедают по дороге

И не думают о том,

Что случится с животом.


Потом съедал сто шоколадных печений, запивал их стаканом молока и засыпал.

Но по ночам ему снился сон, каждый раз один и тот же. Ему снилось, что кто-то его щекочет. Сначала чуть-чуть, потом сильнее и, наконец, так, что не было мочи терпеть. Из-за этого Сэм беспокойно крутился во сне и каждую ночь падал с кровати.

А так как он был очень большой и толстый, то и падал с постели очень громко — бух!!! И все, кто жил по соседству, были недовольны и жаловались, что он слишком шумный и беспокойный носорог.

Бедняга Сэм не знал, что и придумать. И вот он пошёл за советом к мудрой сове, жившей на старом дубе. Сову звали Джуди, она умела читать, писать и считать, а по пятницам чистила себе когти.

Сэм рассказал Джуди, что он каждую ночь падает с кровати и будит своих соседей и они на него жалуются, а что сделать, чтобы не крутиться во сне, он не знает; может быть, Джуди научит его?

— Знаю, знаю, — сказала Джуди, — попроси добрую фею, она тебе поможет.

— Фею так фею, — согласился Сэм.

И он сказал про себя «фея», "фея" и ещё раз «фея». Как только он в третий раз сказал «фея», в траве что-то зашуршало и появилась фея, хорошенькая, как лютик. В левой руке у неё была серебряная палочка.

Пока Сэм рассказывал ей о своих неприятностях, она гладила его по носу. Сэм рассказал ей обо всём: как он ложится в постель, съедает сто шоколадных печений, запивает их молоком и засыпает. И как ему снится, что кто-то его щекочет, и он крутится во сне, и падает с кровати, и соседи на него жалуются.

— Ах, какой глупый носорог! — сказала фея. — Ну кто же ест шоколадное печенье в постели? А про крошки ты забыл? Конечно, щекотно! И ничего удивительного, что ты падаешь с постели.

— Но что же мне делать? — спросил Сэм. — Если я откажусь от плотного ужина, я похудею.

— Я помогу тебе, — сказала фея. — Зажмурь глаза и не подглядывай.

Сэм зажмурил глаза, а фея взмахнула серебряной палочкой над Джуди и превратила её в канарейку.

— Что со мной сделали? — удивилась Джуди.

— Не сердись — сказала фея, — зато теперь ты можешь клевать шоколадные крошки.

— Ну тогда ладно, — согласилась Джуди, — канарейка так канарейка.

Она расправила жёлтые перышки и пропела:

Комары и мошки,
Комары и мошки,
Слон любит печенье,
А канарейка — крошки!


Сэм открыл глаза.

— Ешь мои крошки, ешь на здоровье! — обрадовался он. — Ну да! Они-то мне и не давали спать. Спасибо тебе, добрая фея, большое-большое спасибо! Теперь мне не будет щекотно и я перестану крутиться во сне и падать с кровати. Ура!

— До свидания! — сказала добрая фея.

Она поцеловала Джуди и Сэма и, взмахнув палочкой, исчезла.

А Джуди и Сэм вернулись домой. С тех пор всё пошло хорошо. Сэму больше ничего не снилось, и он больше не крутился во сне и не падал с кровати. Все соседи считали его теперь замечательным носорогом и говорили, что ему очень повезло: у него есть верный друг, который подъедает все крошки.

Иногда ранним утром Сэм спускался к реке и пел такую песенку:

Комары и мошки,
Комары и мошки,
Канарейка Джуди
Очень любит крошки.
И теперь я уже
Ура! Ура!
Не верчусь, не кручусь,
А сплю до утра.
Да здравствует Джуди!
Да здравствую я!




Под ковром


Тигр и лошадь жили под ковром в гостиной. Они были закадычными друзьями.

Им нравилось жить в гостиной, потому что они любили принимать гостей.

В том же доме жила девочка Шейла. Однажды она спросила их:

— Как это вы умещаетесь под ковром?

— Очень просто, мы ведь воображаемые, — ответили они.

— Я воображаемый тигр.

— А я воображаемая лошадь.

— А где же твое сено? — спросила Шейла у лошади.

— Под ковром, — ответила лошадь. — Это ведь воображаемое сено.

— А твои кости тоже под ковром? — спросила она у тигра.

— Кости? Конечно, — ответил тигр и облизнулся.

А потом он спрятался под ковер. Лошадь последовала за ним, и Шейла осталась одна.

Она достала лист бумаги, нарисовала несколько кусочков сахару и сунула рисунок под ковер.

Чуть погодя она услышала похрупывание и «чам-чам-чам» — лошадь ела сахар с большим удовольствием.

Тогда Шейла написала на клочке бумаги записку: "Что любят тигры?" — и сунула записку под ковер.

Под ковром зашушукались, затем высунулась лошадиная голова и сказала:

— Бутерброды с сеном!

Шейла не поверила.

— Ах ты, гадкая лошадь! — сказала она. — Бутерброды с сеном любят не тигры, а лошади. Пойди и спроси тигра, что он хочет!

Лошадь спряталась, и вылез тигр.

— Я хочу ручные часы, — сказал он. — Чтобы знать, который час.

— Хорошо! — сказала Шейла.

Она нарисовала ручные часы и протянула ему. А потом нарисовала бутерброды с сеном для лошади. Тигр исчез. Но вскоре оба появились опять.

— Большое-большое тебе спасибо, Шейла! — сказали они и поцеловали ее.

— Подумайте, что вам еще надо, и скажите скорей, — сказала Шейла. — А то мне пора уже идти спать.

— Нам бы хотелось еще зонтик! — сказали тигр и лошадь.

— Зонтик? — удивилась Шейла. — Разве под ковром идет дождь? Ах Да! Это воображаемый дождь.

— Ну конечно! — сказали они. И она нарисовала им зонтик.

— Спасибо! — сказали тигр и лошадь. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи! — ответила Шейла и пошла спать. Но потом ей вдруг пришло в голову: "Наверное, ужасно обидно, когда есть новый, красивый зонтик и нет дождя!" И она нарисовала на большом листе бумаги дождь, спустилась на цыпочках в гостиную и сунула дождь под ковер.

Когда утром она вошла в гостиную, то очутилась по щиколотку в воде, а тигр и лошадь сидели в раскрытом зонтике и плавали в нем, как в лодке.

"Наверное, я нарисовала слишком много дождя", — подумала Шейла.

После завтрака она опять пришла в гостиную. Мама в это время как раз подметала ковер. Ни воды, ни зонта, ни тигра, ни лошади — ничего не осталось.

Шейла взяла свой альбом для рисования и нарисовала тигра и лошадь крепко спящими. Скоро мама ушла. А Шейла все сидела и глядела на огонь в камине. В гостиной было тихо-тихо, только из-под ковра доносился громкий храп.




Про вокзал, который не стоял на месте


Жил на свете король. Звали его Сэмюел. Однажды он сидел на троне и думал: хорошо бы поехать на поезде к бабушке в гости. Он попрощался с королевой и отправился в путь.

Доехал до вокзала Ватерлоо, поднялся на эскалаторе на платформу и вдруг услышал, как вокзал говорит сам себе:

— Пойду-ка я выпью чаю!

И только король Сэмюел хотел шагнуть на платформу… как вокзала и след простыл.

— Вот неудача, — сказал король. — Чего доброго, я опоздаю на поезд, и бабушка на меня рассердится.

— Сейчас же вернись! — крикнул он вокзалу. Но вокзал и не подумал.

— Сначала выпью чаю, тогда вернусь! — ответил он.

Напившись чаю, вокзал вернулся, и король Сэмюел сел в поезд. Наконец поехали. Тук-тук-тук, тук-тук-тук…

Вскоре они увидели корову, которая паслась у самого полотна дороги. Поезд остановился.

— Правильно мы едем к бабушкиному дому? — спросил машинист.

— Правильно! — ответила корова. — А можно и мне с вами?

— Конечно, — сказал машинист. — Прыгай скорей!

Сэлли — так звали корову — прыгнула на открытую платформу, и все поехали дальше. Проехали совсем немножко, как вдруг сзади послышалось какое-то пыхтение и тарахтение. Оглянулись и видят — это вокзал Ватерлоо нагоняет их на всех парах.

— Можно и мне с вами? — крикнул вокзал.

— Давай! — ответил король Сэмюел.

Поехали дальше все вместе и вскоре приехали к бабушкиному дому.

Бабушка удивилась, увидев такую большую компанию. Шутка ли: машинист паровоза, Сэлли, король Сэмюел и, наконец, сам вокзал Ватерлоо.

Но она была очень рада гостям и напоила всех чаем. После чая король Сэмюел сказал:

— Пора в обратный путь. К пяти часам я должен быть на вокзале Ватерлоо.

— Да вокзал Ватерлоо тут ведь! — сказала бабушка. — И спешить тебе некуда.

— В самом деле! — обрадовался король. — Значит, можно не спешить. Выпьем еще по чашечке.

Бабушка заварила свежего чаю, а после чая они до пяти спокойно играли. Потом попрощались с бабушкой и сразу же очутились на вокзале Ватерлоо — откуда уехали, туда и приехали! Кроме Сэлли, конечно: чтобы попасть домой, ей пришлось сесть на отстающий поезд.

— Рад был с вами познакомиться, — сказал король вокзалу Ватерлоо, когда они прощались. — До свиданья. Меня ждет королева. Непременно приходите к нам в гости.

Работает на: Amiro CMS